dalvas

Categories:

Зарисовки 20-го века

За последние 30 лет жизнь в нашей стране изменилась настолько, что молодое поколение не понимает, как жили их родители и дедушки с бабушками. Информация очевидцев крайне противоречивая: одни вспоминают это время с умилением, другие клянут почём зря; либералы, как, например, Чубайс, беззастенчиво врут. Всеобщей истины не существует, у каждого она своя. Поэтому я описываю фрагменты своей жизни, которые, я надеюсь, помогут создать общую картину жизни в стране « победившего социализма».


  • "Дурной мерседес"

После выхода на пенсию, я провожу большую часть времени в деревне. Неожиданно, во мне проснулась тяга к реанимации земли. После войны в доме жили переселенцы, превратившие весь участок в большую помойку, поэтому работы хватает. По соседству живут армяне, народ, как известно, горячий. Семья небогатая, но все ездят на стареньких мерседесах. Однажды копаюсь я на грядке, и вдруг слышу звук сильного удара, как при аварии, а затем серию- послабее. «Что случилось, думаю,- может беседка свалилась, помощь нужна?» Подбегаю ближе, и наблюдаю такую картину: молодой родственник соседей врезался в металлическую стойку беседки, а потом с проклятьями начал дубасить руками и ногами этот «бестолковый мерседес». Из дома выскочили соседи, успокоили и увели «орла». Через полчаса он вышел, осматривал и оглаживал машину, а потом поехал к «жестянщикам» на рихтовку. Не похожи ли мы на него?  Мы дружно ругали социализм, живя в нём. Может быть, не стоило крушить хороший автомобиль, если причина – плохие водители?  

                                Эх хорошо в стране советской жить

  • Часто можно слышать от политиков, что отсутствие колбасы развалило Советский Союз. Если исходить из этой точки зрения, то самыми голодными были украинцы и жители прибалтийских республик, ведь именно они особенно ратовали за отсоединение от СССР. Мне довелось побывать в этих республиках, и я расскажу об этом чуть позже. В эти же годы я работал в Польше, и поляки тоже были уверены, что они кормят Россию. Приходилось им разъяснять, что Москва уже давно - государство в государстве, и не надо её отождествлять с Россией. В доказательство я рассказывал анекдот. Американский президент говорит  Брежневу: « Господин Брежнев, у вас огромная страна. Очень трудно, наверное, обеспечить каждый город, каждую деревню? - Было бы очень трудно,- отвечает Брежнев, - но мы нашли выход! Всё везём в Москву, а потом народ сам на поездах развозит.» Второй анекдот: «Иностранцы удивляются тому, что в магазинах продуктов нет, а холодильники у людей забиты полностью.» Оба анекдота правдивы, потому что слово «купил» заменило слово «достал». Самыми уважаемыми людьми, по словам А. Райкина были – завсклад, продавец, начальник базы. Маяками для хорошей жизни были – Блат, Знакомства, Связи. Схема работала по принципу  “Do, ut des” [Даю, чтобы ты дал]. Мы с моей дорогой женой ценности для схемы не представляли. Я - судоводитель, она – секретарь .Жили по принципу ”Felix, qui nihil debet” ( Счастлив, кто ничего не должен). Как же мы выживали?

Часто можно слышать от политиков, что отсутствие колбасы развалило Советский Союз. Если исходить из этой точки зрения, то самыми голодными были украинцы и жители прибалтийских республик, ведь именно они особенно ратовали за отсоединение от СССР. Мне довелось побывать в этих республиках, и я расскажу об этом чуть позже. В эти же годы я работал в Польше, и поляки тоже были уверены, что они кормят Россию. Приходилось им разъяснять, что Москва уже давно - государство в государстве, и не надо её отождествлять с Россией. В доказательство я рассказывал анекдот. Американский президент говорит  Брежневу: « Господин Брежнев, у вас огромная страна. Очень трудно, наверное, обеспечить каждый город, каждую деревню? - Было бы очень трудно,- отвечает Брежнев, - но мы нашли выход! Всё везём в Москву, а потом народ сам на поездах развозит.» Второй анекдот: «Иностранцы удивляются тому, что в магазинах продуктов нет, а холодильники у людей забиты полностью.» Оба анекдота правдивы, потому что слово «купил» заменило слово «достал». Самыми уважаемыми людьми, по словам А. Райкина были – завсклад, продавец, начальник базы. Маяками для хорошей жизни были – Блат, Знакомства, Связи. Схема работала по принципу  “Do, ut des” [Даю, чтобы ты дал]. Мы с моей дорогой женой ценности для схемы не представляли. Я - судоводитель, она – секретарь .Жили по принципу ”Felix, qui nihil debet” ( Счастлив, кто ничего не должен). Как же мы выживали?


  • "Декабристка" или "Сами мы не местные..."

После окончания мореходки я был направлен в Мурманский Траловый флот. Паренёк я был молодой да ранний, оженился в 19 лет. В первый рейс я пошёл на 5 месяцев матросом-рулевым и почти что отцом. Капитан, узнав, что я регулярно с начала марта требовал с радиста телеграмму о рождении ребёнка,  похлопал меня по плечу и пробасил: «Да не гоношись, всё будет нормально. У меня двое, и оба родились, когда я был в море, - потом вздохнул и добавил - Да и выросли они, считай, без меня. Profession de fua.» Я не знал, что означает последняя фраза, но решил, что приложу все усилия, чтобы подольше быть рядом с семьёй, несмотря на все ”дэфуы”. 16 марта радист притащил на мостик телеграмму о рождении дочки и бутылку спирта. У меня была припасена бутылка шампанского, так что новый человечек был обмыт, как и требовала морская традиция. По возвращении в порт, нам сообщили, что на следующий день нас сменит береговая команда. За время вахты я написал заявление о предоставлении мне отгулов и в 20-00, попросив сменщика передать его кэпу,  рванул на вокзал. Трудовой Кодекс в мореходке не преподавали, поэтому я решил, что сделал всё правильно. Около 10 часов я забежал в кассовый зал. Народу было много, но у кассы был только один человек, как раз получающий билет. Я вздохнул с облегчением и поинтересовался:                                                   

- Купейные на «Арктику» есть?                                                                                                - До Оленегорска.- Буркнула кассир и вытащила зеркальце и помаду.                       – А, может, найдётся один до Ленинграда? Мне срочно надо. - заканючил я.       – Билетов нет.- Отрезала она и захлопнула окошко.                                                                          На моём лице отразилось такое отчаяние, что сердобольная старушка встала со своего чемодана и просветила меня:                                                                                        - Сынок, в июне билетов не купить, но за час до отправления будут бронь продавать. Ты займи очередь.                                                                                                  – Благодарю, красавица!- Воспрянул я духом. Старушка с улыбкой устроилась на своём стареньком чемодане. В 23-25 у меня в кармане был билет в плацкартный вагон, верхняя боковушка рядом с туалетом. Самое неудачное место, но я был счастлив в предвкушении встречи с самой желанной моей красавицей и прекрасной незнакомкой трёх месяцев от роду. Весёлого настроя добавил забавный случай. Посадку ещё не объявили, и я решил сходить в туалет, который манил чарующим ароматом. Торопливым шагом меня обогнал военный морячок, я пристроился за ним в кильватер. Вокзал был построен в годы первых пятилеток. После войны вокзал отремонтировали, но туалет сохранился в первозданном виде: с левой стороны наклонный желобок, с правой - постамент с десятью дырками. Архитектурные излишества в виде перегородок, дверок – отсутствовали. Советскому человеку скрывать нечего! Для лиц несведущих сообщаю, что на морских брюках вместо ширинки используется, так называемый, клапан. Расстегнул две пуговки - и орудие к бою готово. Входя в туалет, морячок пуговички расстегнул и… предстал пред ликом капитана первого ранга, сидящего на толчке. Нет бы, проскользнуть мимо такой скользкой ситуации. Так нет, морячок отдаёт честь старшему по званию, а капперангу надо по уставу отсалютовать в ответ. Он, поддерживая одной рукой штаны, пытается привстать и приложить правую руку к фуражке, но брюки сползают и вот-вот коснутся загаженного пола.  Рука опускается вниз, чтобы подтянуть брюки, а потом снова вверх. Весь пунцовый матрос продолжает стоять во фрунт. Наконец командир, скорчив страшную рожу, просто машет рукой. Морячок, не справив нужды, пулей вылетает из туалета. Впрочем, возможно, с перепугу и справил. После того как капперранг покинул «плац», туалет чуть не взорвался от хохота свидетелей доведённой до абсурда «субординации». Через полчаса я сидел в вагоне и под стук колёс рассказывал попутчикам этот забавный эпизод. Через сутки я прибыл в посёлок Ефимовский Ленинградской области, где под родительским попечением находилось моё семейство. Поезд прибывал в 2 часа ночи. Кромешной тьмы, к счастью, не было, потому что в Ленинграде в июне - белые ночи. Посёлок находился в 300 километрах от Питера, но старался показать свою причастность к северной столице, а по чистоте воздуха и превзойти оную. Аромат черёмухи и других цветущих деревьев кружил голову. Слегка подпортил моё радужное настроение тот факт, что меня не ждали. Телеграмму из Мурманска я, конечно, отправил, но на телеграфе действовало железное правило: кто отправил - тот и получит. Dictum est factum. /Сказано-сделано./ Пришлось долго стучать в окошко, чтобы получить первую аудиенцию красавицы дочки.
Время отдыха пролетело, надо было возвращаться . Нина,моя жена, заявила, что она вместе с  четырёхмесячной Леночкой тоже поедут. На уговоры родителей, на мои аргументы она твердила, что семья должна быть вместе и преодолевать все трудности. Согласилась она подождать,пока я найду жильё.
С чистой совестью я приезжаю в Мурманск. На подходе к отделу кадров встречаю своих приятелей,которые снова начинают меня стращать. Оказалось, что береговую команду на  судно не направили. Получается, что я совершил прогулы, за которые меня грозились уволить с «волчьим билетом».
С некоторой робостью являюсь пред инспектором отдела кадров. Он ставит задачу: «Бери справку о цензе и оформляй рабочий диплом. Постоишь это время на ремонте», и выписывает направление на один из лучших пароходов.
Это же просто мечта! До сих пор не понимаю, как я проскочил. То ли за месяц летней суеты он забыл мой проступок, то ли была острая нехватка штурманов.
На вахте я стоял сутки, а двое- искал жильё. Задача была непростой. Интернета в те годы не было, в газетах объявлений не печатали. Была на весь город маленькая доска объявлений, около которой толкались люди. В основном, их интересовал обмен. Продавать или покупать квартиры было нельзя. Приходилось искать методом опроса. Я приставал ко всем встречным-поперечным: « Не знаете, сдаёт кто-нибудь жильё?» И опять-удача! Одна женщина в рыбном порту сказала, что ей дали квартиру, а до этого она жила в половине деревянного дома, который уже лет пять списан с баланса как непригодный, но жить там можно. Она заготовила дрова, и ,если я заплачу за них, то могу жить в этом доме. Ударили по рукам. Я оплатил дрова, получил ключи и отправился по адресу. В 70-е годы Мурманск  располагался на трёх террасах. Выше были каменистые сопки. На одной из них  между валунами,как грибы, были разбросаны деревянные домики, и выше всех был нужный мне. Деревянная лестница, петляя между валунами,от улицы Полярные Зори устремлялась в небо и заканчивалась у нашего жилища. В какой-то степени, мы становились «небожителями».                                                                                           Мурманск славится Северным Сиянием и прекрасным освещением города в период полярной ночи. Два плюса,к сожалению, дают минус. Яркий электрический свет не позволял горожанам любоваться красотой Сияния. В одну из морозных ночей мы поднялись выше  света уличных фонарей —и остолбенели. Всё небо заполнила сверкающая змея. Она сворачивалась в кольца, распрямлялась, кружилась каруселью. Словами это не описать. Мы простояли на морозе больше часа. Это зрелище повторялось очень часто, и мы привыкли. Обращали внимание только на самые яркие «представления».

По надёжным ступеням я вскарабкался к домику. Снизу казалось, что идти недалеко- метров двести, но по лестнице получалось метров шестьсот. Далековато, зато для здоровья полезно. Не знал я, что зимой мне придётся таскать из колонки воду вёдрами, балансируя на обледенелых ступеньках. Прёшь их прёшь-бух на задницу, и доносишь воды на донышке. Что характерно и обидно: падал рядом с домом. Вылью остатки в кастрюлю и опять «бегу» до колонки. Ребёнка же мыть надо, и гулять надо было.

А вот наконец-то и домик! Вернее — избушка, поделённая на две квартиры, состоящие из комнатки,кухни и кладовки для дров. От хозяйки остался диван, маленький платяной шкаф и стол на кухне. Зимой печку приходилось топить постоянно, потому что продувался домик всеми ветрами. А ещё там жили огромные крысы. На ночь Нина плотно закрывала дверь на кухню, боялась,что «монстры» прорвутся в комнату и загрызут дочку. Мне было дано задание раздобыть хорошую кошку. Я безуспешно интересовался у своих коллег. Потом обнаружил маленькую кошечку в портовой столовой и притащил домой. Нина заявила, что такого котёнка крысы сожрут. Покормила кошечку и оставила на кухне. Я ушёл на ночную вахту. Утром зашёл в магазин за продуктами и поспешил домой. Открываю дверь и вижу, что Нина сидит на корточках и гладит мурлыкающую кошечку, а она вся ободранная, уши и лапка прокушены.
«Ну и ночка была, настоящая битва. Я боялась дверь открыть, а эта кроха пять крыс задавила»- пояснила Нина,наливая в миску молока. С тех пор крысы больше не появлялись. Смелость города берёт!

Столкнулись мы с ещё одной трудностью: Леночка после переезда перепутала день с ночью. В пять часов вечера она засыпала, а в двенадцатом часу просыпалась. До шести утра ей надо было играть. Занималась она своими делами,сидя в кроватке, но один из нас должен был сидеть рядом и наблюдать. Если у «вахтенного» вдруг закрывались глаза, она орала, тут же соседка начинала стучать в перегородку. Мы договорились с Ниной дежурить по очереди и попробовать приучить дочку спать ночью. Для этого активно играли с нею по вечерам, отодвигая время засыпания. Тщетно! Даже если она засыпала в половине одиннадцатого, в одиннадцать просыпалась для игры. Очень хорошо она спала на улице. Стали гулять с нею вечером. Спит с похрапыванием. Стоило только зайти домой- глаза по пять копеек. Веселуха!

В этом домике мы дружно прожили без малого три года. Вместе преодолевали все трудности, веселились, шутили. Именно так союз двух разных людей становится семьёй. Время идёт, страна стала другой, изменились ориентиры. Мы не думали о том, что вначале нужно получить жильё, сделать карьеру, а потом лет в сорок заводить детей. Может быть, поэтому 80% детей рождалось здоровыми, а сейчас только 20%.

Хлеб наш насущный даждь нам днесь...

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic